Сколько стоит музыка на самом деле. Часть 1 - Введение


Pharrell Williams
T.I.
Taylor Swift
U2

После более чем векового культурного развития, музыка сейчас бесценна. Или все-таки она ничего не стоит?

Тонкостями музыкальной индустрии недавно озадачился лауреат Нобелевской премии по экономике. Пол Кругман (Paul Krugman, англ.) из Нью-Йорк Таймс (New York Times, англ.) на ежегодной музыкальной конференции South by Southwest (SXSW) рассказал слушателям, что успешные музыканты продолжают зарабатывать свое состояние вполне старым для индустрии способом: живыми выступлениями. Хотя, как и в других нишах бизнеса, львиная часть этих заработков отходит только немногочисленной элите. "На самом деле я не до конца понимаю, как те группы и музыканты, которые нравятся мне, выживают", сказал Кругман.

Так сколько же стоит музыка? Как показало выступление Кругмана на конференции, вопрос приобрел особую значимость в последнее время, от обсуждения знаменитостями распространения музыки онлайн до решения суда по поводу выплаты 7,4 миллионов долларов за плагиат песни Robin Thicke, T.I., Pharrell Williams - Blurred Lines. Ответ, однако, является неуловимой, или даже почти невидимой, целью. Если собрать вместе все слухи о доходах артистов от проектов Spotify, Pandora и др. в более широком историческом контексте, то становится ясно, что доходы от композиций или альбомов достаточно снизились за прошедшие несколько десятилетий. Однако, также ясно, что стоимость музыки почти такое же субъекстивное определение, как и эстетическое; экономика музыки, как оказалось, еще более темная наука, чем изучение темной материи.

Ни одна одельно стоящая статистика не сможет показать в каком состоянии находится музыкальный бизнес. В то время как продажи студийных записей упали, доходы с концертных выступлений возросли, а партнерство во всех смыслах стало обычным явлением. К тому же, ни в одной статистике вы не увидите факторов расходов, которые - включая все от записи, маркетинга и расходов артиста до заработной платы помощников, декораций - могут доходить до небес.

Неясность вокруг того, стоит ли определенная музыкальная работа больше или меньше, чем раньше, привела к разделению мнений. Инди-рок музыкант Дэймон Крюковски (Damon Krukowski, англ.) написал на своем сайте, что выпуск 1 000 виниловых пластинок в 1988 году дало свои плоды к 2012 году, заработок от потока пластинок того времени составил более чем 13 миллионов долларов. Стив Альбини (Steve Albini, англ.), легендарный звукорежиссер (а ныне и легендарный “скряга”), утверждал в своей прошлогодней речи, что Интернет существенно подпортил эффективность старой системы распространения музыки, оставив ее позади, в то время, как она была лучшей как для музыкантов, так и для слушателей.

Громкие заявления нового поколения музыкантов, нежели ветеранов 80х и 90х, также ставят вопрос о стоимости музыкальной индустрии. Тэйлор Свифт (Taylor Swift, англ.) заявила, что “музыка не должна быть бесплатной”, после чего запретила распространять свои треки через сервис Spotify. Боно (Bono, англ.), после того как U2 “подарила” свой альбом iTunes, прояснил свою поддержку мировому бренду тем, чтобы слушатели не ждали, что музыка всегда будет в бесплатном доступе. “Результат таких действий - заставить всех уважать музыку снова, знать ее цену”, сказал Джей Зи (Jay Z, англ.) на презентации своего нового музыкального сервиса Tidal, - “Вода - бесплатная. Музыка стоит $6, но никто не хочет платить за музыку.” Если отставить в сторону счета за воду, которые многие “немиллионеры” платят ежемесячно, действительно ли музыка стоит 6 долларов?

Снижение дохода звукозаписывающей индустрии, по крайней мере, бесспорно. Глобальный доход от студийной музыки снизился до 15 миллиардов долларов в 2014 году, в соответствии с Международной федерацией фонографической промышленности (International Federation of the Phonographic Industry, англ.); это даже ниже, чем в 1996 году - с учетом инфляции пик стоимости музыкальной индустрии был 60 миллиардов долларов. США, имея самый крупный в мире рынок музыки, заработали в 2014 году всего лишь 7 миллиардов долларов, согласно Ассоциации звукозаписывающей индустрии Америки (Recording Industry Association of America, англ.), намного меньше, чем в годы инфляции, тогда заработок составил 20,6 миллиардов долларов (для уточнения - 1999 год). Другими словами, американская звукозаписывающая индустрия получает чуть больше, чем треть мирового музыкального дохода. Но это пока пузырь не лопнет и, более того, это начало происходить еще до того, как всевозможные сервисы потоковой музыки - iTunes, Spotify и др. - ворвались в наш мир.  

Так что, да, звукозаписывающая индустрия потерпела не мало поражений в начале 21  века и до сих пор. Менее ясна экономическая ценность отдельно взятой песни или альбома, хотя некоторые детали неожиданно и проскальзывают. В ходе судебного разбирательства о нарушении авторских прав на хит 2013 года Robin Thicke, T.I., Pharrell Williams - Blurred Lines, например, адвокаты обеих сторон согласились, что в тот год сингл во всем мире заработал прибыль в 17 миллионов долларов, и это чистый доход от композиции за вычетом расходов!

В конце 2013 года, Spotify раскрыл среднюю выплату авторам песен - это "между $ 0,006 и $ 0,0084", или меньше, чем цент за прослушивание. Spotify назвал усреднение стоимости выплаты “за поток” как "существенные недостатки" на взгляд его стоимости, сказав, что все больше и больше людей подписываются на услугу, и, таким образом, каждый выиграет. И, чтобы поянить, артисты всегда получали, в лучшем случае, лишь часть доходов от своих записей. В 1983 году около 8% от цены на 9-тидоллоровые виниловые альбомы пошли музыкантам, по данным Стива Кноппера (Steve Knopper, англ.) для Self-Destruction. Когда компакт-диск приобрел популярность в тот же год, музыканты получили менее 5% от 17-тидолларовой цены диска. К 2002 году, когда цены на CD возросли до 19 долларов за диск, уже 10% отошли музыкантам, если верить Грегу Коту (Greg Kot, англ.). Доходы за скачивание отдельных треков или альбомов значительно усложняют ведение статистики в целом, но музыканты тем не менее получают немного большую долю доходов: всего 14% от 10-тидолларового iTunes альбома, в соответствии с эссе Дэвида Бирна (David Byrne, англ.) в 2007 году.

На самом деле, если измерение финансовых доходов трека или потока в наше время сложно, то подсчет доходов от продажи трека в сравнении с записями, компакт-дисками или онлайн загрузками за последние годы стало еще сложнее.

На этом пока все. Мир музыкальной индустрии достаточно обширен, в одной статье не описать. Дальше - больше цифр и математики. Мы постараемся добраться до истины о том, сколько же стоит музыка в следующей части.

Возврат к списку

(0)